Почему мы не хотим говорить по удмуртски?

Леонид Кунаев город Глазов   Почему не хотим знать удмуртский язык?

При правлении Н.С.Хрушёва при въезде в Глазов с левой стороны дороги был установлен лозунг, на котором было написано: Догоним и перегоним Америку по производству мяса, молока и шерсти! : А справа – памятка для шоферов.там было написано: — Не уверен – не обгоняй!: Это я для вступления. Ровно в том же месте сейчас стоит знак, написано – Глаз кар. Половина на русском, половина на удмуртском. Что хотели этим сказать те, кто писал? Если надо было на удмуртском, значит надо было написать Син кар, поскольку глаз по удмуртски СИН. И многие недоумевают, почему так написано? Сейчас почти во всех школах вводят изучение удмуртского языка, но ни одно заведение не названо по удмуртски. За то на английском – сколько угодно! Мне, удмурту, стыдно самому, поскольку не могу писать и читать по удмуртски, так как учился в русской школе, жил в русской деревне, и друзья детства были в основном русские. Мои родители , удмурты, переехали в д Митино в тысяча девятьсот тридцатом году. Деревня была русская, жили там в основном Присмотровы и Агафоновы, одна семья была Даниловы. Отец, имеющий четырёхклассное образование, со своим братом Кириллом провели в Митино коллективизацию, в колхоз многие вступали неохотно, семью Даниловых раскулачили и выслали в Архангельскую область, а моего отца выбрали председателем колхоза, название колхоза было : «Работник».

Началась Великая Отечественная война, Кирилла взяли на войну, а моего отца отправили в Ижевск, в трудармию. Он проработал там до конца войны, пришёл домой пешком, председатель был уже другой и отца отправили работать завхозом в Понинскую среднюю школу. Тогда он уже болел туберкулёзом, но виду не показывал, об этом рассказывала мать.

Мне было наверное года четыре, помню смутно, отец взял меня на колени, дал кусочек колбасы, которую я до этого никогда не пробовал. Я её выплюнул, до того не вкусная она показалась. Всё это время отец говорил с нами по русски, хотел, чтобы друзья были русские. Наверное поэтому меня определили в русский класс.

Кирилл не пришёл с войны, пропал без вести, брат матери, Степан, тоже пропал без вести, а мой отец уже в пятьдесят третьем лежал с туберкулёзом в углу на топчане, на матраце, набитом соломой. Помню, как рука у него провалилась между досок и мы сестрой Леной вдвоём еле её вытащили, у отца уже не было сил вытащить свою руку.

В тысяча девятьсот пятьдесят третьем, осенью, отец умер. Мне было пять лет. Его увезли на лошади, положив гроб на телегу. Я выскочил следом, в одних трусах, но меня вернули. Не было ни штанов, ни обуви. Больше отца я не видел. Через год пошёл в школу, в русский класс, где все дети были русские, дети служащих, тогда Понино было ещё районным центром, народа было много, в школе учились в две смены, в каждом классе было по тридцать и более учеников.

Сейчас часто думаю, почему меня не определили в удмуртский класс? Ведь были и удмуртские классы. Наверное потому, что в деревне все были русские, и я удмурт, среди них бы потерялся. Меня могли не принять в свою среду дети русских, мне не с кем было бы общаться. Теперь с трудом читаю по удмуртски, пишу тоже кое как, но объясниться с удмуртом при встрече всё же могу. Мои дети уже не могут говорить по удмуртски, а внуки тем более.

Говорят, на каком языке человек думает, такая у него и национальность. Не хотелось бы, чтобы язык моих предков исчез совсем, для этого надо хотя бы вывески на магазинах написать по удмурски, например хлеб – нянь , и молодёжи не стесняться своего языка. Встретишься иногда с таким собеседником, а он по русски говорить не может, а старается говорить по русски. Ты ему на удмуртском, он тебе по русски, да ещё перевод требует, а у него на лице написано, что удмурт. Стесняется своего языка.
Не стесняйтесь, говорите на своём родном удмуртском.

Как-то ехал я на трамвае в Ижевске. На остановке зашли в трамвай несколько красивых девушек, сразу в вагоне стало шумно, девушки наперебой говорили по удмуртски, смеялись, перебивая друг друга. Одна женщина, по виду похожая на уроженку Кавказа, спросила — : На каком языке они разговаривают?: — : На удмуртском: — ответил кто-то. -: Какой красивый у вас язык!: Вот так!
А мы стесняемся своего языка. Говорить надо на том языке, на котором разговаривали твои родители.

Автор: Леонид Кунаев

Написать в портале Удмуртии о том,что волнует сейчас!

Вы можете пролистать до конца и оставить комментарий. Уведомления сейчас отключены.

1 комментарий “Почему мы не хотим говорить по удмуртски?”

  1. Владмир:

    Очень интересная история жизни, нужно не забывать традиции, культуру, язык, этим и живет человек…

Написать комментарий

*

code